Алексей Яровой.
Фото автора.
https://i.yapx.ru/PrU32t.jpg
Почему Сергей Гурин, когда еще не был полковником, получил позывной "Арап", догадаться нетрудно. В той, еще мирной жизни, уволившись в запас майором в начале двухтысячных, он нашел себе работу в Саудовской Аравии. Работал в службе безопасности шейха, поэтому его нынешний позывной закономерен.  Об этом сообщает https://ntelegram.com/
У воина нет выбора
На войну Сергей Гурин попал прямо из отпуска. Приехал с Аравийского полуострова домой навестить жену и дочь, которой едва исполнилось два года. Наслаждался семейной жизнью всего несколько дней, пока не получил повестки. Муж не мучил себя сомнениями. Он воспитывался в семье генерала, окончил военное училище… А еще у него была очень нужная специальность — аэромобильные войска, разведка. Вечером прошел медкомиссию, а утром уже был во Львове, где его назначили начштабу одного из батальонов 80-й отдельной аэромобильной бригады.
— Когда идет война, у мужчины нет выбора, защищать свою землю или нет, — объясняет собственную жизненную позицию полковник Гурин.
Пришлось позвонить в Саудовскую Аравию, чтобы сообщить об сложившихся обстоятельствах. «Мы понимаем, у вас священная война, – сказали работодатели. — Контракт не разрываем, вернетесь, когда все закончится». Тогда Гурину не думалось, что война с Россией затянется на годы.
Его батальон состоял исключительно из мобилизованных. Разные это были люди по возрасту, взглядам. Если сначала в сердце и закрадывались сомнения в этом пестром войске, то их быстро сжигал огонь в глазах бойцов: готовность рвать врага зубами. Они были мотивированы как для обучения, так и для ожидающих их впереди боевых действий… И это впоследствии подтвердилось, когда батальон отправили сначала в Константиновку, а затем в защиту Донецкого аэропорта.
Каско
С ВРЕМЯ ДАП полковник Гурин хранит каску, спасшую ему жизнь. Именно перед тем, как российский спецназ обманом заминировал терминал, пригласив перемирие, чтобы собрать тела погибших, «Арапа» контузило. Неподалеку взорвался снаряд, его подняло в воздух и бросило головой на бетонную стену.
Он часто вспоминает, как после объявления перемирия заводил своих ребят в терминал под пристальным взглядом коллаборационистов и оккупантов. Это были дни, когда можно было попасть в Донецкий аэропорт, чтобы доставить нашим бойцам все необходимое, только после обыска врага. Тогда «Арап» вынужденно пообщался с «Моторолой» – рыжим карликом в огромной каске, которого наши спецслужбы впоследствии ликвидировали. Враг первым протянул руку Гурину, мол, на войне бывает, что враги здороваются. «Арап» взаимно руки не подал. «Я не буду с тобой здороваться, — процедил сквозь зубы. – Ты для меня никто». «Моторола» потом не раз упоминал о таком «неуважении» в своих интервью.
А позже Гурину с десантниками пришлось защищать руины ДАП.
– Как там было? — спрашивает Арап. — Жестко… Представьте себе обожженные полуразрушенные стены, пронизываемые январским ветром и простреливающиеся с трех сторон… Тебя обстреливают химией, травят, льют на твою голову с верхних этажей горящий бензин… Кто там не воевал, трудно даже представить.
И я начинаю понимать, почему так нелегко вытаскивать из «Арапа» слова, а фильм «Киборги» он не смотрел и не смотрит. Там, может быть, и показывают правду, но художественную, наполненную романтикой. А его правда другое. В его «крутящемся в голове фильме» главный герой — санинструктор Игорь Зинич, «Псих» (о нем наша газета рассказывала в номере за 3 сентября). Он спасал людей, делал такие сложные операции в руинах, что не верилось, ведь его специальность – фельдшер. Игорь мог бы стать светилом медицины, но погиб, спасая «киборгов», перед самым подрывом терминала. Вытаскивал многих, а его не смогли вытащить.
Или "Итальянец". Когда приходил в терминал наш МТ-ЛБ, то чтобы дать возможность разгрузить легкий бронированный тягач и положить на него раненых, он брал в руки гранатомет. Расстреливал вражеские точки, отражал атаки. После подрыва его останки нашли под бетонной плитой.
Каждый миллиметр – стратегический
Затем в жизни «Арапа» еще были долгие годы войны. Батальон в составе 81-й десантно-штурмовой бригады, которым он командовал, вместе с 16-м отдельным мотопехотным батальоном и добровольцами освобождал авдиевскую «промку», держал оборону в других местах… Однако Донецкий аэропорт снится чаще всего, не отпускает, особенно когда январь, день памяти.
Он удивляется вопросу, стоило ли защищать руины, которые якобы не имели стратегического значения. Для него каждый миллиметр украинской земли – стратегический.
В настоящее время полковник Сергей Гурин – заместитель командира группировки войск «Юг». Сегодня здесь на крымском направлении растет напряженность. Растет количество российских войск на полуострове — танки, ракеты, личный состав десантуры... Они проводят учения, готовятся захватить шлюзы, которыми перекрыта вода на оккупированный украинский Крым. Но и мы готовимся защищаться, проводим учения по учениям.
— У нас нет страха, — говорит Арап. — Мы выиграли эту войну — выиграем и нынешнюю.